Этническая дискриминация

Украинцы жалуются на дискриминацию в России

Этническая дискриминация

14.08.2017 00:01:00

В ООН представлен альтернативный общественный доклад по реализации прав этнических меньшинств

С дискриминацией сталкиваются жители Северного Кавказа, мигранты из Средней Азии и цыгане. Фото PhotoXPress.ru

Правозащитники в ответ на российский доклад в ООН о ликвидации в стране расовой дискриминации написали свой вариант отчета о положении дел в России.

В частности, они заявили о новой форме дискриминации в РФ – преследовании этнических украинцев и представителей крымско-татарского народа.

С дискриминацией сталкиваются и жители Северного Кавказа, трудовые мигранты из Средней Азии, а также цыгане, утверждают правозащитники. Многие из них, даже имея  российское гражданство, не могут снять жилье и получить хорошую работу.

В начале августа российская делегация отчиталась перед ООН о выполнении Россией Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Речь чиновников сводилась к тому, что руководство страны предпринимает все необходимое для преодоления расизма и ксенофобии, «уделяя огромное внимание вопросам поддержания межнационального мира и согласия».

После чего ряд правозащитных организаций, в том числе «Мемориал», КрымSOS, центр «Сова» и Федерация за права человека (FIDH), подготовили альтернативный доклад, где говорится, что в стране все неоднозначно.

В частности, в Комитете ООН хотели узнать, как украинский конфликт влияет на реализацию прав этнических меньшинств, проживающих в Крыму. «Официальный доклад России умалчивает о нарушении прав человека в РФ и на аннексированных территориях», – заявили российские правозащитники.

Сами они в своем докладе написали о репрессиях, связанных с принадлежностью к украинскому гражданству либо основанных на поддержке проукраинской позиции. Если в Москве и крупных городах поддержка Киева обычно «не приводит к уголовному преследованию», то в Крыму ситуация гораздо сложнее, пишут авторы доклада.

По их словам, на полуострове продолжаются политические преследования предполагаемых украинских сторонников: «Наибольшим рискам подвергаются прежде всего украинцы и крымские татары.

Представители этих этносов сталкиваются с серьезными нарушениями прав человека – насильственными исчезновениями, пытками, незаконным лишением свободы – по этническому признаку и ограничениями в сфере использования и изучения родного языка, религиозных и культурных практик».

Известны случаи применения пыток даже по отношению к детям, говорится в докладе. Незаконно нарушаются права украинцев и крымских татар на образование, изучение и использование родного языка.

Администрации школ закрывают классы, где обучают на крымско-татарском языке. «Были случаи, когда суд отказывал в праве ведения процесса на родном языке и предоставлении переводчика с крымско-татарского языка.

Заключенным запрещена переписка на крымско-татарском, и за это они подвергаются наказаниям».

Правозащитники также напомнили об обещании российских властей помочь в обустройстве трудовым мигрантам из числа украинцев, которые перебрались сюда во время военного конфликта на родине.

На самом же деле, говорится в докладе, многие украинцы «были привлечены к ответственности за нарушение миграционного режима, помещены в лагеря временного содержания и столкнулись с угрозами выдворения в зоны военных действий».

В отчете обращается внимание и на проявление ксенофобии к ромскому населению (цыганам) со стороны правоохранительных органов: «Ромские переселенцы, выехавшие из восточных областей Украины в связи с началом военного конфликта, столкнулись с многочисленными трудностями в процессе попыток получения документов, обеспечивающих законное пребывание в России, и  в большинстве случаев так и не получили их». Выраженная этническая дискриминация, по словам правозащитников, проявляется в практике сегрегации цыганских детей в школах, незаконных с точки зрения международного права сноса цыганских поселков, антицыганских кампаний в местных СМИ и жестоких полицейских акциях.

Преследованиям зачастую подвергаются и выходцы из региона Северного Кавказа, а также трудовые мигранты из стран Центральной Азии, говорится в докладе.

Многие из них, даже имея российское гражданство, не могут снять жилье, получить хорошую работу, доступ к образованию и социальной помощи также затруднен.

Авторы упомянули и ограничение призыва из северокавказских республик в ряды Российской армии, что, по их мнению, является ярким примером дискриминации.

Эксперты также отметили, что зачастую страдают некоммерческие организации, защищающие права коренных народов Севера и Дальнего Востока: многие из них были объявлены «иностранными агентами» или «экстремистскими организациями».

Правозащитники пришли к выводу, что борьба с экстремизмом в основном оборачивается нарушением свободы выражения мнений.

Из доклада следует, что правоохранительные органы все чаще концентрируются на «экстремистских» высказываниях в Интернете, чем на расследовании реальных преступлений.

Данные, представленные в отчете, говорят, что в ряде случаев критика внешней политики России пользователями социальных сетей была квалифицирована именно как «ненависть к русским», а около 10% подобных преступлений на самом деле не связаны с экстремизмом.

Ранее Комитет ООН рекомендовал России переформулировать слишком широкое и расплывчатое определение экстремизма.

Но эта рекомендация так и не была выполнена, понятие «экстремизм» по-прежнему включает в себя такие непонятные пункты, как, например, «возбуждение социальной розни» или «утверждение религиозного превосходства».

В результате, пишут авторы доклада, «неправомерное применение антиэкстремистского законодательства дискредитирует идею борьбы с расизмом в глазах общества и не дает ему понимания того, какие именно действия следует считать незаконными».

Они вновь призывают российские власти к корректировке антиэкстремистского законодательства, а именно «в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии». Речь о том, чтобы обязать сотрудников правоохранительных органов и суды учитывать не только контекст и содержание высказываний, но и степень их опасности для общества.

Также они просят отменить уголовное наказание за высказывания и действия, не связанные с призывами к насилию, в том числе призывы к нарушению территориальной целостности России, заявления, унижающие человеческое достоинство по признаку этнической принадлежности и другим признакам. При этом, по словам правозащитников, довольно часто именно чиновники и должностные лица позволяют себе публичные призывы к расовой дискриминации. В докладе они пишут о необходимости запретить подобные высказывания на законодательном уровне и ввести санкции для нарушителей.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2017-08-14/3_7050_oon.html

Этническая дискриминация в регионах российской федерации

Этническая дискриминация

Этническая дискриминация в регионах Российской Федерации

Информационно-аналитическая программа

Основные задачи — сбор, обработка и распространение сведений о дискриминации по признакам этнической, связанной с ней расовой, религиозной и языковой принадлежности, о подстрекательстве к дискриминации и факторах, способствующих подобным явлениям, в разных  субъектах РФ.

Работа по программе  ведется с июня 1996 г. Руководитель программы — Александр Осипов, постоянные сотрудники — Ольга Черепова и Дмитрий Грушкин. В работе принимают участие также несколько волонтеров.

Программа явилась продолжением работы по изучению положения месхетинских турок в Краснодарском крае, проводившейся в 1994–1995 гг. при поддержке Правозащитного Центра «Мемориал», в результате которой на русском и английском языке был издан подробный доклад.

В дальнейшем по инициативе ПЦ были начаты более широкие исследования проблем дискриминации, охватывающие несколько субъектов федерации и разные этнические группы.

Программа «Этническая дискриминация» работает в теснейшем контакте с другими программами ПЦ, которые во многих случаях занимаются теми же проблемами — этнической дискриминацией против беженцев или дискриминацией в зонах вооруженных конфликтов.

Основные цели

До конца 1998 г. усилия были в основном направлены на проведение исследовательской и аналитической работы, то есть выяснение того, что же представляет собой проблема дискриминации по этническому признаку в современной России.

Внимание фокусируется на положении дел в отдельных регионах по двум причинам.

Во-первых,  многие полномочия в области регулирования прав человека и национальных меньшинств реально перешли на уровень субъектов федерации, и, соответственно, большинство проблем создаются в первую очередь политикой, проводимой региональными властями; во-вторых, в разных регионах сложилась разная ситуация, и местные особенности требуют тщательного учета. Хотя главным предметом анализа является  собственно дискриминация, участники программы при описании  стремятся учитывать весь контекст так называемой «национальной политики» и на федеральном уровне, и  в отдельно взятых субъектах федерации.

Кроме проведения собственно аналитической работы участники программы стремятся непосредственно повлиять на положение с правами людей, подвергающихся дискриминации.

По инициативе программы от имени ПЦ выпускаются обращения к федеральным органам государственной власти, проводятся пресс-конференции,  даются консультации и оказывается иное содействие организациям, защищающим граждан, ставших жертвами дискриминации.

Что такое этническая дискриминация?

В соответствии со Статьей 1 Международной Конвенции  о ликвидации всех форм  расовой дискриминации  1965 года под расовой дискриминацией понимается «…

любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической,  экономической, социальной и культурной или любых других областях общественной жизни». Аналогичные формулировки приводятся в Конвенции 111 Международной организации труда относительно дискриминации в области труда и занятий  1958 г. и Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 г. Следует специально отметить, что «расовая дискриминация» в западных странах и в международных организациях понимается широко, как результат проведения различий по признакам происхождения или групповой (этнической) принадлежности, а не просто по критерию антропологического типа или цвета кожи. Мы считаем целесообразным из-за устоявшихся традиций словоупотребления в качестве основного рабочего термина использовать выражение «этническая дискриминация».

Таким образом, в соответствии с Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации дискриминация может признаваться существующей только при одновременном наличии двух элементов: проведения различий по определенным критериям — в данном случае этнической принадлежности или этнического происхождения, цвета кожи —  и ограничения в любой форме вследствие проведения этих различий возможности того или тех, в отношении кого эти различия проводятся, пользоваться на равных началах основными правами и свободами.  Таким образом, не всякое проведение различий по этническому признаку и не всякое ограничение прав и свобод может считаться дискриминацией.

Специалисты различают два вида дискриминации: прямую и косвенную.

Прямая дискриминация — это дискриминация, наступающая в силу проведения различий по признаку этнической принадлежности определенных лиц или категорий лиц.

Косвенная дискриминация — ситуации, в которых определенные ограничения или требования, формально не проводящие различий по этническому признаку, оказывают неодинаковый эффект на лиц разной этнической принадлежности в плане получения возможностей пользования правами и свободами.

Почему задача ликвидации и предотвращения дискриминации так важна,
в особенности для нашей страны?

Население России очень неоднородно в этническом, расовом, языковом и религиозном отношениях.

 С юридической точки зрения, в стране должны обеспечиваться эффективная защита всех ее жителей от дискриминации и их равенство перед законом и властями, во-первых, в силу международных обязательств, взятых на себя Российской Федерацией и закрепленных, в частности, в Международном Пакте о гражданских и политических правах, Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, европейской Рамочной Конвенции по защите национальных меньшинств Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека,  во-вторых, в силу требований национального законодательства, прежде всего, статьи 19 Конституции РФ.

В России для объяснения, почему недопустима дискриминация, обычно используют псевдорациональные и сомнительные аргументы типа: «чтобы сохранить целостность страны», «чтобы предотвратить этнические конфликты».

В принципе представляется ошибочным и опасным  ставить необходимость соблюдения прав человека в зависимость от соображений политической целесообразности; кроме того, прошлый и современный опыт многих стран показывает, что политическая стабильность вполне может сохраняться и при массовой систематической дискриминации против меньшинств.

Дискриминация недопустима не из утилитарных соображений (хотя они тоже имеют право на существование и бывают порой очень важны), а потому что она недопустима в принципе.  Равенство людей перед законом и властями является одним из краеугольных камней права и, соответственно, необходимым условием построения правового государства.

Общество защищено от произвола настолько, насколько защищен угнетенный его член. Противоправное насилие, в какой бы форме оно ни совершалось и против кого бы ни было направлено, если оно одобряется обществом и государством, ведет в конечном счете к разложению и общества и государства.

Практика показывает, что в такой области, как соблюдение равных прав независимо от этнической принадлежности человека, наиболее трудно проследить возможные нарушения, с другой стороны, очень легко не заметить и перейти границу между допустимым и недопустимым.

К сожалению, приходится признать, что задача ликвидации и предотвращения дискриминации до сих пор не заслужила в России даже минимального внимания и общества, и государства.

 Недопустимость дискриминации декларируется в статье 19 Конституции, в ряде законов и иных нормативных актов, но за этими декларациями до настоящего времени не последовало никаких попыток воплотить их в жизнь.

Государство не только не стремится предотвратить дискриминацию, но во многих случаях само становится виновником грубых нарушений; среди государственных чиновников, политиков, и в обществе в целом все чаще открыто высказываются представления о возможности и даже желательности ставить права и возможности людей в зависимости от их этнической принадлежности.

Ограничения, которые мы сами для себя устанавливаем

Программа направлена на изучение проблем только России, работа в других бывших советских республиках не проводится и не планируется.

Мы не  стремимся изучить все виды этнической или расовой дискриминации и рассматриваем только те случаи и типичные ситуации, создаваемые сознательными действиями или бездействием власти — органов государственной власти, местного самоуправления и их должностными лицами.

 Мы не занимаемся проблемами дискриминации в частном секторе, дискриминации, проводимой  отдельными лицами, и тем более так называемым «структурной дискриминацией», то есть неравенством социальных возможностей  для лиц разной этнической принадлежности, вызванным объективными, спонтанными процессами, а не чьими-либо преднамеренными действиями. Мы не занимаемся как таковыми проблемами защиты национальных меньшинств и предотвращения этнических конфликтов и анализируем их только в связи с защитой прав человека в целом и предотвращением дискриминации.

«Горящие» приоритетные проблемы

В стране есть категории и группы населения, которые являются жертвами постоянной и систематической дискриминации, проводимой или провоцируемой  органами власти.

Наиболее известная и проявляющаяся повсеместно в России проблема — это проявления расизма в работе правоохранительных органов, то есть прежде всего непропорционально частные проверки и задержания лиц, отличающихся по внешнему виду от русского большинства (главным образом выходцев с Кавказа), грубое и унижающее их достоинство обращение,  вымогательство денег, избиения. Эта проблема, в частности, рассматривается в одном из сообщений Racism in Russia, распространенном через международную дискуссионную группу MINELRES (Minority Electronic Resources)

Другая проблема, которой мы уделяем первоочередное внимание — это положение месхетинских турок в Краснодарском крае. Месхетинские турки, граждане СССР,  в основном прибыли на территорию России в 1989-90 гг., то есть до распада Советского Союза и потому в настоящее время являются российскими гражданами.

 Те из них, кто  поселился в Краснодарском крае, не получили до настоящего времени прописки (регистрации по месту жительства) и потому оказались лишенными почти всех гражданских, политических и социальных прав (к настоящему времени в крае без прописки остаются более 10 тыс. турок).

Власти не рассматривают их вопреки закону как российских граждан, в Краснодарском крае делается все возможное, чтобы создать этим людям невыносимые условия жизни и вынудить их уехать из региона.

Почему мы считаем эту проблему  чрезвычайно важной?  Впервые в России  со сталинского времени юридически обозначенная группа населения оказалась пораженной в правах из-за своей этнической принадлежности: в Краснодарском крае приняты нормативные акты, вводящие для турок особые условия проживания.

Впервые государственная машина — органы власти субъекта федерации вместе с федеральными ведомствами  (Министерство по делам национальностей, Министерство внутренних дел, Федеральная миграционная служба и др.) — целенаправленно старается «выдавить» из страны своих граждан «неподходящей» национальности.

Если эта «мягкая этническая чистка» окажется успешной, то будет создан очень опасный для всех прецедент. Более детально о проблеме месхетинских турок можно прочитать в докладе Нарушение прав вынужденных мигрантов и этническая дискриминация в Краснодарском крае. Положение месхетинских турок и в информационных письмах программы, размещенных на этот сайте. В стране также есть другие группы, подвергающиеся систематической дискриминации, о них можно подробнее узнать в докладе О соблюдении Российской Федерацией Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Чем мы принципиально не занимаемся

Мы не занимаемся и не собираемся заниматься ни при каких обстоятельствах пропагандой и защитой идеи так называемых «групповых прав» и «прав народов», то есть «прав» этнических или иных общностей как таковых, в частности, «права народов на самоопределение».

Среди членов ПЦ «Мемориал» нет единого отношения к идее «права народов на самоопределение»,  мнения на сей счет были высказаны в ходе семинара «Право народов на самоопределение: идеология и практика», проведенного в Москве в марте 1997 г.

 Материалы семинара опубликованы отдельной книгой Право народов на самоопределение: идея и воплощение. М. «Звенья», 1997.

Полученные результаты и планы на будущее

С 1996 г. программой велась работа по наблюдению за ситуацией в восьми субъектах РФ, в том числе четырех республиках.

На основе материалов, собранных в двух республиках (Башкортостан и Чувашия) и двух краях (Краснодарский и Ставропольский), как и было изначально запланировано, готовятся к публикации четыре доклада о проблемах дискриминации в этих регионах.

Программой предоставлялись материалы  для международных организаций, прежде всего Европейской Комиссии против расизма и нетерпимости, Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации. В частности, в ноябре 1997 г.

был составлен подробный доклад по запросу Европейской комиссии против расизма и нетерпимости о  ситуации в Российской Федерации. В феврале 1998 г.

специально к сессии Комитета ООН по ликвидацию расовой дискриминации силами ПЦ был подготовлен доклад О соблюдении Российской Федерацией Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. По следам массовых беспорядков в городе Удомле Тверской области  была проведена экспедиция в регион и выпущен краткий доклад об этих событиях Майские события в Удомле (Тверская область) — сост. О.И.Черепова — июль 1998 г. Руководитель программы  также распространял сообщения о проблемах дискриминации в РФ через международную дискуссионную группу MINELRES (Minority Electronic Resources, http://www.riga.lv/minelres/).

После завершения работы с докладами о ситуации в регионах с 1999 г.

планируется уделять основное внимание мониторингу ситуации, то сеть отслеживанию текущих событий, связанных с проблемой дискриминации, и оперативному распространению информации, в том числе через Интернет.

Также предполагается, что усилия сотрудников программы будут в основном  нацелены на  отслеживание ситуации в Московском регионе (Москве и Московской области), где существует множество острых проблем, связанных с дискриминацией по этническому признаку.

Источник: http://old.memo.ru/hr/discrim/ethnic/about.htm

Как выглядит этническая дискриминация на российском рынке труда

Этническая дискриминация

Работников какой национальности предпочитают российские работодатели? Российская Конституция запрещает дискриминацию по национальному признаку, и в теории работодатели должны оценивать работников по их профессиональным компетенциям.

Можно предположить, что на практике дела обстоят иначе и этнические стереотипы широко распространены. Однако эти предположения не так просто проверить эмпирически. Разница в средней зарплате и уровне безработицы между этническими группами может отражать не только этническую дискриминацию, но и разницу в уровне образования и др.

В опросах работодатели могут намеренно или неосознанно искажать свои этнические предпочтения.

Чтобы измерить реальный уровень этнической дискриминации в России, мы провели эксперимент. Мы создали более 300 резюме на двух популярных российских сайтах, посвященных поиску работы. Резюме были созданы для четырех профессий: повар, продавец, менеджер по продажам и программист 1С.

Все резюме внутри одной профессии были похожи друг на друга (хотя и не абсолютно идентичны – например, резюме поваров различались номером кулинарного колледжа, который окончил соискатель), и им случайным образом присваивалось имя, характерное для одной из отобранных для исследования этнических групп, – например, «Федор Волков» (русские), «Иванна Степанюк» (украинцы), «Отар Долидзе» (грузины), «Нигина Рахмонова» (таджики) и т. д. Всего мы использовали имена 13 этнических групп: русские, украинские, еврейские, немецкие, грузинские, армянские, латышские, литовские, татарские, азербайджанские, чеченские, узбекские и таджикские.

Проведенный нами перед экспериментом опрос (размер выборки – 861 человек) показал, что респонденты хорошо распознают русские, украинские, еврейские, немецкие, грузинские и армянские имена. Уровень распознавания имен мусульманских народов ниже, однако их однозначно идентифицируют как нерусские и принадлежащие выходцам из Средней Азии или с Кавказа.

То, что имена присваивались резюме случайным образом, гарантирует отсутствие систематической связи между этнической принадлежностью кандидатов и другими характеристиками в резюме.

Таким образом, мы можем быть уверены, что если отклик работодателей различается по этническим группам, то это реакция именно на имя.

Во всех резюме мы указывали, что кандидат – гражданин России и его родной язык русский.

С июня по декабрь 2017 г. мы разослали резюме более чем на 9000 вакансий в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Уфе. Выбор городов был обусловлен размером рынков труда (это города-миллионники) и разницей в этническом составе населения. По данным переписи 2010 г.

, в Москве и Петербурге большинство жителей – этнические русские, хотя этнические меньшинства широко представлены. В Казани примерно половина населения – русские, а другая половина – татары. В Уфе русских чуть меньше половины, татар – около трети, башкир – около 20%.

Нам было интересно узнать, как этнические предпочтения работодателей могут отличаться между этими городами.

После рассылки резюме мы отслеживали реакцию работодателей, регистрируя приглашения на собеседования по телефону (приглашения вежливо отклонялись) и через веб-сайты. Разницу в проценте приглашений на собеседования между этническими группами мы интерпретируем как этнические предпочтения работодателей.

Столичная ксенофобия

Наш эксперимент не уникален. Начиная с 1960–1970-х гг. в мире проводились сотни экспериментов с похожим дизайном, в том числе и официальные исследования Международной организации труда.

Подавляющее большинство таких исследований показывает примерно одинаковые результаты: работодатели всегда в среднем предпочитают представителей этнического большинства.

Многочисленные исследования в США неизменно демонстрируют дискриминацию афроамериканцев, в Британии – пакистанцев и индийцев и т. д. Одна из наиболее известных работ – исследование Марианн Бертранд и Сендхила Мулайнатана 2004 г.

, в котором они показали, что в США кандидатам с типичными афроамериканскими именами, чтобы получить приглашение на собеседование, нужно отослать в среднем на 50% больше резюме, чем кандидатам с типичными англосаксонскими именами.

В России такой эксперимент проведен впервые. Его результаты показали, что этнические предпочтения работодателей существенно различаются между, с одной стороны, Москвой и Петербургом, а с другой – Казанью и Уфой.

В Москве и Петербурге кандидаты с русскими именами были приглашены работодателями на собеседование в 41% случаев.

Доля откликов для украинцев составила 40%, евреев – 39%, немцев – 37%, латышей и литовцев (мы объединили эти две группы) – 34%. Значительно (и статистически значимо) ниже был отклик для этнических групп южного происхождения.

Татар приглашали на собеседование в 29% случаев, таджиков, узбеков, чеченцев и азербайджанцев – 28%, армян – 27%, грузин – 26%.

Исследование проводилось во время российско-украинского конфликта на фоне антиукраинской кампании в государственных медиа. Тем не менее мы видим, что работодатели в Москве и Петербурге не дискриминируют украинских работников.

Не обнаружили мы и антисемитизма: разница в доле приглашений между русскими и евреями оказалась статистически незначимой.

Сюрпризом для нас оказалась низкая доля приглашений для армян и грузин вопреки часто большому стажу жизни в России и достаточно высокому уровню образования, что показывают переписи и обследования населения по проблемам занятости.

В целом столичная этническая иерархия распадается на два полюса. Группы европейского происхождения, включая русских, имеют преимущество, при этом разница в доле откликов между этими группами мала.

На другом полюсе находятся мусульманские народы и представители народов Кавказа.

Во многих этих группах с помощью имен сложнее сигнализировать точную этническую принадлежность, и разница в доле ответов между ними фактически отсутствует.

Поволжский феномен

Иную ситуацию мы наблюдаем в Казани и Уфе, где все этнические группы получили примерно одинаковый процент откликов работодателей. Разница между русскими (44%), татарами (44%), чеченцами, азербайджанцами, армянами и грузинами (все по 39%) гораздо меньше, чем в Москве и Петербурге, и статистически незначима.

Это один из редких в мире случаев, когда мы обнаруживаем фактическое отсутствие этнической дискриминации на рынке труда.

В одном из предыдущих исследований похожая ситуация была зарегистрирована в некоторых провинциях Китая: во Внутренней Монголии работодатели примерно с одинаковой частотой приглашали на работу монголов и китайцев, а в Синьцзяне – уйгуров и китайцев.

С чем связана разница между Москвой и Петербургом, с одной стороны, и Казанью и Уфой – с другой? Можно предположить, что более частые межэтнические контакты (между русскими, татарами и башкирами) снижают уровень ксенофобии в целом.

Однако и Москва, и Петербург тоже не являются мононациональными городами, и большинство их жителей часто контактируют с представителями других этнических групп.

Возможно, дело не только в межэтнических контактах, но и в формальном статусе Татарстана и Башкортостана как этнических республик. Русские живут в Казани и Уфе на протяжении нескольких столетий, однако не воспринимают эти города как автохтонную русскую территорию.

По всей видимости, как русские, так и татары в Казани и Уфе не считают друг друга и представителей других этнических групп потенциальной угрозой.

Исследование было профинансировано Британской академией и НИУ ВШЭ в рамках программы международного партнерства

Автор — старший преподаватель факультета социологии университета Эксетера, Великобритания; научный сотрудник Лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/05/18/769904-etnicheskaya-diskriminatsiya

О программе

Этническая дискриминация

В 2010 году программа приостановила свою деятельность.

Программа «Этническая дискриминация в Российской Федерации» является информационно-аналитической.

Основные задачи программы — сбор, обработка и распространение сведений о ненасильственной дискриминации по признакам этнической принадлежности, о подстрекательстве к дискриминации и факторах, способствующих подобным явлениям, в Российской Федерации.

Программа не занимается оказанием помощи конкретным заявителям (за рамками проекта в Краснодарском крае), а также проблемами языка вражды, расового насилия и деятельности ультранационалистических группировок.

В принципе, программа не занимается проблемами уязвимых групп и защиты этнических меньшинств и обращается к этим темам в случаях необходимости.

Работа по программе  ведется с июня 1996 г.

Руководитель программы — Александр Осипов

Постоянный сотрудник — Ольга Черепова

В работе принимают участие также временные сотрудники из Краснодарского края.

Программа стала продолжением работы по изучению положения месхетинских турок в Краснодарском крае, проводившейся в 1994–1995 гг. при поддержке Правозащитного Центра «Мемориал».

По итогам работы было выпущено несколько аналитических докладов, в том числе две книги о положении месхетинских турок в Краснодарском крае (1996 и 1999) В дальнейшем по инициативе ПЦ были начаты более широкие исследования проблем дискриминации в России.

Программа работает в контакте с другими программами ПЦ, которые во многих случаях занимаются теми же проблемами — этнической дискриминацией против беженцев или дискриминацией в зонах вооруженных конфликтов.

Часть проектов программы реализуется во взаимодействии с другими НПО – центром «Юристы за конституционные права и свободы» (ЮРИКС), Центром «Сова», Центром развития демократии и прав человека, Молодежным движением за толерантность «Этника» и др.

Основные направления деятельности программы:

1. Подготовка аналитических материалов, в том числе альтернативных докладов НПО для международных организаций.

За время работы программы подготовлены три альтернативных доклада: два для Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации (2002 и 2008) и один по исполнению России Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств для Совета Европы (2006); программа приняла участие в подготовке альтернативного доклада о соблюдении Россией Международного пакта о гражданских и политических правах (2003). Также был специальный доклад о месхетинских турках по заказу УВКБ ООН (2002), подготовлены четыре специальные докладные записки для специализированных органов Совета Европы и ООН, опубликовано 19 специальных тематических докладов, распространено через печать и Интернет более 150 сообщений, касающихся различных событий и проблем.

Часть документов размещена в разделе Доклады.

2. Изучение возможностей имеющихся правовых механизмов для противодействия этнической дискриминации в России.

Работа по данному направлению проводится в основном совместно с другими НКО. Работа началась с выпуска доклада «Правовые механизмы противодействия этнической дискриминации и разжиганию этнической вражды в России, возможности их использования и степень эффективности» (март 2002 г.

) Позднее совместно с Московской Хельсинкской группой, Российской Антидискриминационной инициативой и Open Society justice Initiative проводился проект по поиску перспективных дел для ведения в судах.

В настоящее время проводится работа под эгидой центра «Юристы за конституционные права и свободы» по созданию учебной программы, методического пособия, хрестоматии и учебника по противодействию дискриминации для студентов юридических вузов.

3. Разработка механизма взаимодействия правозащитных организаций и этнических меньшинств в целях оказания правовой помощи и мониторинга дискриминации.

С 2003 г. в Краснодарском крае проходит проект (в настоящее время при поддержке Института Открытого Общества – Фонда Содействия и Европейской Комиссии) «Юридическая помощь и содействие публичной защите меньшинств в Краснодарском крае».

Целью проекта является отработка взаимодействия этнических общин (в данном случае курдов, хемшилов и езидов) с практикующими юристами и правозащитниками в оказании правовой помощи конкретным заявителям, мониторинге ситуации и тренинге активистов.

В рамках проекта пять юристов оказывают правовую помощь тем, кто в ней нуждается, в тех случаях, когда есть основания предполагать различное обращение с людьми из-за их этнической принадлежности, или когда дело важно с точки зрения проблем какой-либо уязвимой группы.

Силами мониторинговой сети в Краснодарском крае (координатор сети и три монитора – представителя этнических общин) ведется мониторинг положения меньшинств и мигрантов в регионе.

Всего были оказаны правовые консультации, преимущественно в Краснодарском крае, более 350 людям; кроме того, юристы проектов в рамках программы представляли в судах 266 человек, дела в отношении 110 были выиграны(на 1 декабря 2008 г.); часть дел еще продолжается. Также проводится тренировочные семинары для местных активистов.

Проект показал возможность успешного взаимодействия и обмена информацией между этническими активистами и правозащитниками. Однако,как и в иных случаях, мониторинг собственно дискриминации и идентификация случаев разного обращения с людьми в силу их этнической принадлежности, остаются малоэффективными. Наблюдения фиксируют другие проблемы – ограничительную миграционную политику, дискриминацию по признаку гражданства, язык вражды в СМИ и т.п.

Источник: https://memohrc.org/ru/specials/o-programme-etnicheskaya-diskriminaciya

Этническая дискриминация в Российской Федерации

Этническая дискриминация

Программа «Этническая дискриминация в Российской Федерации» является информационно-аналитической. Работа по программе ведется с июня 1996 года.

Руководитель программы – Александр Осипов
Постоянный сотрудник – Ольга Черепова

Основные задачи программы – сбор, обработка и распространение сведений о ненасильственной дискриминации по признакам этнической принадлежности, о подстрекательстве к дискриминации и факторах, способствующих подобным явлениям, в Российской Федерации.

Программа стала продолжением работы по изучению положения месхетинских турок в Краснодарском крае, проводившейся в 1994–1995 годах. при поддержке Правозащитного Центра «Мемориал». По итогам работы было выпущено несколько аналитических докладов, в том числе две книги о положении месхетинских турок в Краснодарском крае (1996 год и 1999 год).

В дальнейшем по инициативе Правозащитного центра были начаты более широкие исследования проблем дискриминации в России.

Часть проектов программы реализуется во взаимодействии с другими НПО – центром «Юристы за конституционные права и свободы» (ЮРИКС), Центром «Сова», Центром развития демократии и прав человека, Молодежным движением за толерантность «Этника» и др.

Основные направления деятельности программы:

1) подготовка аналитических материалов, в том числе альтернативных докладов НПО для международных организаций

За время работы программы подготовлены три альтернативных доклада: два для Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации (2002 и 2008) и один по исполнению России Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств для Совета Европы (2006); программа приняла участие в подготовке альтернативного доклада о соблюдении Россией Международного пакта о гражданских и политических правах (2003) и Универсального периодического обзора по России (2008).
Только в 2009 г. руководитель программы сделал семь публичных докладов и лекций о проблемах противодействия дискриминации; в 2009 году им были опубликованы четыре статьи и одна брошюра на эту тему, на начало 2010 года еще шесть статей находились в печати.

2) изучение возможностей имеющихся правовых механизмов для противодействия этнической дискриминации в России

Изучение возможностей имеющихся внутренних правовых механизмов проводится в основном совместно с другими НПО.

Работа началась с выпуска доклада «Правовые механизмы противодействия этнической дискриминации и разжиганию этнической вражды в России, возможности их использования и степень эффективности» (март 2002 года).

Под эгидой центра «Юристы за конституционные права и свободы» были написаны и опубликованы учебная программа, методическое пособие и три тома хрестоматии по противодействию дискриминации для студентов юридических вузов; продолжается работа над учебником.

3) разработка механизма взаимодействия правозащитных организаций и этнических меньшинств для оказания правовой помощи и мониторинга дискриминации

С 2003 года в Краснодарском крае проходит проект (в настоящее время при поддержке Института Открытого Общества – Фонда Содействия, а в 2007-2009 годах также Европейской Комиссии) «Юридическая помощь и содействие публичной защите меньшинств в Краснодарском крае».

Целью проекта является отработка взаимодействия этнических общин (в данном случае курдов, хемшилов и езидов) с практикующими юристами и правозащитниками в оказании правовой помощи конкретным заявителям, мониторинге ситуации и тренинге активистов.

Всего были оказаны правовые консультации, преимущественно в Краснодарском крае, приблизительно 470 людям; кроме того, юристы проектов в рамках программы представляли в судах 311 человек, дела в отношении 176 были выиграны; часть дел еще продолжается. Также проводится тренировочные семинары для местных активистов.

Проект показал возможность успешного взаимодействия и обмена информацией между этническими активистами и правозащитниками, но, как и в иных случаях, низкую эффективность мониторинга собственно дискриминации и идентификации практик дискриминации.

Одним из важных результатов работы по программе стала публикация в апреле 2009 года 416-страничного списка лиц, арестованных и осужденных по политическим и религиозным мотивам в Узбекистане в 2004-2008 гг. (всего 1452 человек). Книга открывается аналитическим обзором, в котором обсуждаются масштабы и динамика репрессий за последние 5 лет.

14-15 декабря 2009 года в Алматы (Казахстан) Правозащитный центр «Мемориал» совместно с местными представительствами Freedom House и Institute for War and Peace Reporting провели региональную конференцию «Борьба с терроризмом и права человека в Центральной Азии».

Конференция позволила обменяться информацией и опытом и обозначить основные проблемы, стоящие перед местными правозащитниками, работающими по данной теме.

Три правозащитные организации Кыргызстана объявили о создании коалиции, определив основные направления совместной работы.

Источник: https://memohrc.org/ru/specials/etnicheskaya-diskriminaciya-v-rossiyskoy-federacii

Адвокат Аванесов
Добавить комментарий