Субъективные права и законные интересы

К вопросу о соотношении субъективных прав и законных интересов в налоговом праве

Субъективные права и законные интересы

Варийчук Е.К., аспирант кафедры финансового права юридического факультета Воронежского государственного университета.

Статья посвящена анализу субъективных прав и законных интересов налогоплательщика. В статье дается определение указанных правовых категорий, рассматривается вопрос их соотношения. Кроме того, автор анализирует немецкий опыт формирования теории субъективных публичных прав.

Одним из наиболее интересных и спорных вопросов теории налогового права является деление налогово-правовых дозволений на субъективные права и законные интересы.

Как среди теоретиков права, так и среди налоговедов единого мнения по вопросу определения и соотношения указанных правовых категорий не достигнуто.

Объединяет субъективные права и законные интересы тот факт, что и те и другие являются видами дозволительного способа регулирования правоотношений и находят свое закрепление как в рамках частного, так и в рамках публичного права.

Поскольку налоговое право представляет собой право публичное, рассмотрим сначала такую категорию, как субъективное право в рамках публичных правоотношений, дадим определение субъективного налогового права, а затем обратимся к законным интересам налогоплательщика.

Российская правовая наука анализирует субъективные права, закрепленные в публичных отраслях права, как правило, через призму права частного, т.е. существующая в теории гражданского права дефиниция субъективного права переносится в теорию права публичного.

Безусловно, субъективные права, закрепляемые гражданским и налоговым законодательством, обладают многими сходными чертами, однако полное их отождествление представляется не совсем верным. Как отмечает М.В. Карасева, главной чертой налогового, как и любого иного финансового правоотношения, является юридическое неравенство сторон.

В финансовом правоотношении стороны реализуют не одинаковую, а разную правоспособность .

Карасева М.В. Финансовое правоотношение. Воронеж, 1997. С. 273.

В этом смысле особый интерес представляет опыт Германии и Австрии. Правовой доктрине этих стран уже на протяжении почти двухсот лет известно деление субъективных прав на субъективные частные и субъективные публичные, причем многие монографии посвящены изучению именно субъективных публичных прав.

Говоря о субъективных публичных правах, западные ученые обычно рассматривают субъективные права физических лиц и организаций по отношению к государству. Как указывает в своей монографии Х.

Бауэр, понятие «субъективное публичное право» охватывает только правомочия частных лиц в публичных правоотношениях.

Субъективные права юридических лиц публичного права по отношению друг к другу, а также субъективные права государства по отношению к гражданину, как правило, не рассматриваются или рассматриваются в связи с субъективными правами гражданина .

Bauer h. Geschichtliche Grundlagen der Lehre vom subjektiven offentlichen Recht. Berlin, 1986. S. 16.

Появление самостоятельной правовой категории «субъективное публичное право» связывается обычно с учреждением в Германии во второй половине XIX в. судов, занимающихся административными делами (т.е. имеющих специальную юрисдикцию). Указанное обстоятельство способствовало отделению публичного права от частного, а также отграничению субъективных публичных прав от классических частных прав .

Там же. С. 73.

Определение понятия «субъективное публичное право» осуществлялось в Германии различными способами: путем анализа цивилистической литературы; выработки общего для всех отраслей понятия «субъективное право», а уже затем переноса его в право публичное; путем выделения особенных черт субъективных публичных прав по сравнению с субъективными частными правами.

Однако в любом случае, по мнению Бауэра, разработка понятия «субъективное публичное право» представляла собой один из тех многочисленных случаев переноса цивилистических правовых конструкций в отношения между государством и подданным, т.е. в публично-правовые отношения.

Он также отмечает, что методологическое ориентирование в сфере публичного права часто связано с использованием опыта «старшей сестры» — права частного .

Там же. С. 74.

Что представляет собой субъективное публичное право? Определение данной правовой категории изменялось в зависимости от политических, социальных и идеологических преобразований в обществе, однако решающее значение сыграли две базовые теории субъективного права, известные в настоящее время как теория воли и теория интереса, которые использовались как при формировании субъективного частного, так и при формировании субъективного публичного права.

Идеологом теории воли являлся известный правовед Савиньи, который характеризовал субъективное право как принадлежащую лицу власть: область, где господствует его воля.

«Эту власть мы называем правом данного лица или полномочием: некоторые называют это правом в субъективном смысле». Савиньи определял субъективное право с точки зрения индивидуальной свободы.

Его ориентирование на индивидуальную волю имело решающее значение в формировании так называемой теории воли (Willenstheorie) .

Там же. С. 75.

Теория воли подверглась острой критике со стороны Г. Йеллинека, который на протяжении длительного времени исследовал проблему субъективных публичных прав. Г. Йеллинек считал, что «права существуют не для того, чтобы осуществлять идею абстрактной воли, а для того, чтобы служить интересам, потребностям и целям». В своем исследовании «Теория субъективных публичных прав» Г.

Йеллинек отмечал, что каждый человеческий акт волеизъявления должен иметь определенное содержание. Человек не может просто желать, он всегда желает чего-то. С психологической точки зрения невозможно, чтобы желание (стремление) было признано или не признано правопорядком. Только желание чего-то может являться содержанием правовых норм.

Воля является не целью, а средством для достижения целей индивидуума .

Jellinek G. System der subjektiven offentlichen Rechte. Tubingen, 1919. S. 42 — 43.

Для Г. Йеллинека смысл права состоял в гарантировании осуществления индивидуальных интересов. Он определял субъективное право как защищаемый законом интерес. Воля является формальным, а благо или интерес — материальным элементом субъективного права.

В соответствии с теорией интереса субъективное право имеет две отличительные особенности: 1) субстанциональную, которая состоит в наличии практической цели: достижения выгоды, пользы, дохода; 2) формальную, которая выступает лишь в качестве средства достижения этой цели (т.е. право судебной защиты или право на иск) .

В созданном Йеллинеком определении субъективного права ядром является понятие «интерес», а «правовая защита» является «оболочкой» .

Там же. С. 45.
Bauer H. Geschichtliche Grundlagen der Lehre vom subjektiven offentlichen Recht. Berlin, 1986. S. 75.

В течение дальнейшей дискуссии «теория воли» и «теория интереса» слились в так называемую комбинированную теорию, которая, несмотря на существование ее различных вариантов, остается направляющей в западной правовой мысли и в настоящее время.

Российской правовой науке несвойственно деление субъективных прав на субъективные частные и субъективные публичные права, однако российской теории права известны различные подходы в определении субъективного права: как на основе теории воли и теории интереса, так и на основе комбинированной теории. Например, С.Н. Братусь основное содержание субъективных прав усматривает в том, что дозволено самому управомоченному. Он определяет субъективное право как меру возможного или дозволенного поведения .

Цит. по: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 224.

М.Д. Шаргородский и О.С. Иоффе являются сторонниками скорее комбинированной теории и указывают, что субъективное право есть обеспеченная законом мера дозволенного управомоченного поведения и возможность требовать определенного поведения от обязанного лица в целях удовлетворения признаваемых законом интересов управомоченного .

Там же. С. 223.

Мы разделяем указанную точку зрения и, учитывая публичную природу налогового правоотношения, предлагаем определять субъективное налоговое право следующим образом.

Субъективное налоговое право — это предоставленная налогоплательщику в целях удовлетворения его интересов мера дозволенного (возможного) поведения, обеспеченная соответствующими юридическими обязанностями налоговых органов и их должностных лиц, а также возможностью прибегнуть в необходимых случаях к мерам государственной защиты.

По нашему мнению, адресованные налогоплательщику дозволения, нашедшие свое закрепление в Налоговом кодексе РФ (ст. ст. 21, 131, 144, 145 и др. НК РФ), представляют собой конкретные субъективные права, поскольку полностью соответствуют указанному выше определению. Так, например, согласно ст.

144 НК РФ иностранные организации имеют право встать на учет в налоговых органах в качестве налогоплательщиков по месту нахождения своих постоянных представительств в РФ. Во-первых, указанное субъективное право служит интересам налогоплательщика — иностранной организации, поскольку согласно ст.

171 НК РФ налогоплательщик — иностранное лицо имеет право на получение вычета по НДС только при условии постановки его на учет в российских налоговых органах. Во-вторых, это право обеспечено обязанностью налогового органа осуществить соответствующий учет (ст.

32 НК РФ), а также возможностью судебной защиты в случае невыполнения налоговым органом указанной обязанности.

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/37608-voprosu-sootnoshenii-subektivnykh-prav-zakonnykh-interesov-nalogovom

Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения

Субъективные права и законные интересы

ТЕОРИЯ ПРАВА

ЗАКОННЫЙ ИНТЕРЕС И СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ

В.В. Субочев, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета, кандидат юридических наук

Существуют две юридические категории, которые непосредственно свидетельствуют о соответствующих правовых способах обеспечения интересов участников правоотношений: субъективные права и законные интересы.

Субъективные права и законные интересы, несмотря на свои общие и отличительные черты, как правило, употребляются законодателем в едином контексте. Вместе с тем, единства мнений относительно их соотношения в правовой науке нет.

Еще в 1984 г. А.И. Экимов справедливо отмечает, что «по существу все советские юристы сходятся во мнении, что субъективные права отличны от законных интересов, но по-разному отвечают на вопрос, в чем заключается это отличие» [1, с.

82].

Причины существующих и «подогреваемых» в науке разногласий относительно исследуемого аспекта достаточно банальны: заведомо неверные методологические основы сопоставления категорий, не в полной мере адекватное понимание специалистами друг друга

и, как не странно, отсутствие желания достичь конструктивного и необходимого компромисса.

Попытаемся устранить обнаруженные погрешности и проанализировать субъективные права и законные интересы в их соотношении друг с другом.

Начнем с того, что данные понятия имеют между собой много общего. Данная «общность» проявляет себя в следующих концептуальных положениях:

1. Субъективное право и законный интерес личности предполагают удовлетворение ее собственных интересов.

Они выступают своеобразными путями их реализации, имея при этом единые цели — удовлетворять данные интересы и потребности, не противоречащие в своей сути общегосударственным.

Субъективное право и законный интерес — это две формы правового опосредования социальных интересов и их охраны. Они фокусируют в себе определенное сочетание личных и общественных интересов.

Под законными интересами мы понимаем стремление субъекта пользо-

ваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.

2. Субъективное право и законный интерес имеют диспозитивный характер и находятся в сфере дозволенного. Их осуществление является правомерным поведением и связывается в основном с такой формой реализации права, как использование.

3. Субъективные права и законные интересы являются действенным способом управления и влияния на общественные процессы, складывающиеся и уже сложившиеся правоотношения между самыми разнообразными субъектами. Исследуемые категории несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своего рода подспособами правового регулирования.

4. Рассматриваемые категории опираются на закон, на объективно существующее право и не могут содержать противоправных элементов, желаний.

5. Субъективные права и законные интересы опосредуют практически все сферы жизни общества. И если существуют определенные вопросы, которые не могут быть урегулированы субъективными правами, то в эту сферу однозначно проникают законные интересы. Точнее, они даже не проникают, они формируются в самой среде, какой бы «удаленной» от нормативно-правового регулирования она не была.

6. Законные интересы и субъективные права взаимодополняют и взаимозависят друг от друга. Законные интересы во многом производны от уже существующих прав, субъективные же права либо порождаются «типизацией» законных интересов, либо способствуют их надлежащей и эффективной реализации.

7. И то и другое средство пользуется признанием и защитой со стороны государства. Понятно, что степень защищенности прав и законных интересов различна, однако данные правовые феномены являются неотъемлемой составляющей механизма правового регулирования и правового статуса личности.

8. Обе исследуемые категории тесным образом сопряжены с юридическими обязанностями и ответственностью.

9. Они сочетают в себе личные, групповые, общественные и государственные интересы, опираются на диалектическое единство интересов личности, общества и государства.

Как субъективные права, так и законные интересы определяют своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст.

36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»).

Аналогичные требования содержатся и в ч.3 ст. 55 Конституции, а также в целом ряде нормативных актов. Например, в ст. 12 ВК РФ от 16

ноября 1995 г. закреплено, что «собственники, владельцы и пользователи земельных участков, примыкающих к поверхностным водным объектам, могут использовать водные объекты только для своих нужд в той мере, в какой это не нарушает права и законные интересы других лиц».

Субъективное право и законный интерес имеют «в своем основании» притязание на обладание определенным социальным благом. Однако следует полностью согласиться с М.Г. Смирновой в том, что «субъективное право и законный интерес — различные формы правового опосредования социальных интересов и притязаний.

Законный интерес в отличие от субъективного права выступает не основным, но не менее важным средством закрепления социальных притязаний субъектов» [3, с. 9].

И если субъективное право выступает уже «признанной» государством формой притязаний на определенное благо при известной совокупности сопутствующих обстоятельств, то законный интерес — это еще ничем не закрепленное и конкретно не гарантированное притязание, которое, в силу сказанного, ничем «не хуже» притязания первого.

Потребность и формы ее удовлетворения, лежащие в основе социальных притязаний не только делают такие категории как права и законные интересы взаимосвязанными, но и взаимозависимыми друг от друга.

Именно взаимозависимость двух исследуемых явлений позволяет каждому из них в полной мере осуществлять свои функции, диалектически взаимодействуя друг с другом.

К примеру, ФЗ РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» 1998 г., говоря о субъективных правах детей, более тридцати раз оперирует термином «законный интерес», что позволяет не только всесторонне гарантировать надлежащий статус ребенка в государстве, но и всемерно содействовать реальному осуществлению зафиксированных прав в интересах защищаемой категории жителей.

Таким образом, субъективные права и законные интересы выступают определенным способом правового обеспечения интересов участников правоотношений, лежащим в сфере дозволенного и атрибутивным правомерному поведению субъектов регулируемых правом отношений.

Однако не все так просто. Зачастую, при анализе отличительных черт изучаемых правовых феноменов, приходится сталкиваться с многочисленными трудностями и спорными концепциями.

Нельзя не согласиться с Е.А. Флей-шиц, которая в одной из своих работ еще в 1941 г. отмечала, что «охранять известный интерес не всегда значит охранять соответствующее субъективное право» [4, с. 112-113]. Сам же факт, что защита интереса еще не есть право, разделялся А.Г. Певзнером, В.А. Тарховым, Н.И. Матузовым.

Следует согласиться с Н.И. Мату-зовым в том, что на начальных этапах исследования соотношения субъективных прав и законных интересов наибольшую активность проявляли представители отраслевых наук, особенно процессуальных [5, с. 115], формируя конкретные и однозначные выводы.

К примеру, А.Л.

Цыпкин утверждал, что «не следует право и законный интерес рассматривать как одно и то же, необходимо установить, в каких случаях речь идет о законном интересе, хотя и основанном на праве, но не сформулированном как субъективное право участника процесса» [6, с. 15-16]. Бесспорно, данное положение относится не только к уголовному процессу, но и ко всем другим отраслям права; оно с полным основанием может считаться и общетеоретическим.

Не менее объективно и мнение Р.Е. Гукасяна, который пишет, что «вне понятия прав и свобод в широком смысле слова субъективные права и охраняемые законом интересы представляют собой различные правовые категории, и не различать их нельзя» [7, с. 25].

Однако некоторые авторы рассматривают понятия «охрана прав» и «охрана законных интересов» как синонимы или, во всяком случае, исходят из такого предположения.

Такое рассмотрение не дает вообще права на существование законному интересу, вызывает сомнение в его самостоятельном категориальном статусе и поэтому является шагом назад в исследовании данной проблемы.

Отметим, что основное различие субъективных прав и законных интересов заключается в том, что они представляют собой различные правовые дозволенности.

«Первые представляют из себя сложную дозволенность, возведенную законодателем в ранг правовой возможности. Субъективное право есть дозволенность высшей категории и по сути дела ценится уже не столько своей

дозволенностью, сколько возможностью, причем обязательно юридической. Благодаря этому субъективные права, как юридические возможности, обеспечиваются конкретной юридической необходимостью (обязанностью) других лиц.

Если же правовая дозволенность не имеет либо не нуждается в юридически необходимом поведении других лиц как определенного правового средства своего обеспечения, то данная дозволенность является простой и не возводится законодателем в особую правовую возможность» [8, с. 70-71].

Н.И. Матузов считает, что «простая возможность (дозволенность) совершения тех или иных действий еще не образует того, что в правовой науке принято называть субъективным правом. Это значит, что в субъективном праве заключена не любая, а особого рода возможность, возможность, обеспеченная обязанностью других лиц и гарантируемая государством» [9, с. 101-102].

Объединяет позиции двух ученых и то, что реализацию субъективного права они

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/zakonnyy-interes-i-subektivnoe-pravo-voprosy-sootnosheniya

Правовая природа охраняемого законом интереса. Соотношение интереса и субъективного гражданского права

Субъективные права и законные интересы


В данной статье рассматривается вопрос о понятии и правовой природе охраняемого законом интереса по законодательству Российской Федерации, выделены различные концепции известных авторов-юристов в данной сфере, а также описаны особенности соотношения интереса и субъективного гражданского права.

Ключевые слова: гражданские права, субъективное право, законный интерес, гражданско-правовая защита, юрисдикционная защита.

Понятия «охраняемый законом (законный) интерес» и «субъективное право» в настоящее время активно применяется и используется как в нормативно — правовых актах и положениях Российской Федерации, так и в современной юридической литературе.

В частности, более 70 статей Гражданского кодекса Российской Федерации в большей степени затрагивают интересы, как в Общих положениях, так и в характеристике отдельных институтов гражданского права, таких, как: патронажа, недействительности сделок, представительства, опеки и попечительства и других.

Проблема исследования. Известно, что нет сегодня ни для одного из этих терминов легального определения, что порождает оперделенные трудности. [6,с.69]

В. А. Лушникова отмечает, что в доктринальных и нормативных текстах перечисленные понятия крайне часто упоминаются через запятую, это позволяет говорить об их родственной природе.

Но, все же, проблема их соотношения чаще всего становилась предметом исследований ведущих юристов страны, и в общей теории права, и в различных отраслевых юридических науках, в том числе, в гражданском праве.

Тем не менее, окончательный вариант в рассмотрении этого вопроса авторами до сих пор не достигнут, однозначный ответ не получен. Данный факт подтверждает практическую значимость и актуальность данной темы исследования. [8, с. 73]

Интересно высказывание автора А. В. Малько, который утверждает, что решение этой проблемы в определенно приведет к созданию необходимых условий для «повышения эффективности регулирования в сфере права для нашей жизнедеятельности» [9, с. 389].

В юридической литературе нет единства в вопросе соотношения интересов и субъективного гражданского права, так как в определении каждого из этих понятий одной точкой зрения является их идентификация.

Законный интерес, как и субъективное право, по мнению Н. В. Витрука, дает субъекту возможность совершать определенные действия, направленные на получение какой-либо социальной выгоды, требовать от обязанного субъекта определенного поведения, а также добиваться защиты [3, с. 109].

Следовательно, можно видеть, что толкование не позволяет выделить специфические черты какой-либо из этих категорий. Этот факт дает основание усомниться в правильности подхода, поскольку употребление в доктринальных и нормативных текстах понятий «законный интерес» и «субъективное право» через запятую или с помощью Союза «и «четко указывает на необходимость демаркационной линии между ними.

Таким образом, позицию автора А. О. Иншакова можно считать обоснованной, когда высказывается мнение о возможности существования интереса в отсутствие закона. То есть лицо, обратившееся в суд за восстановлением своих прав, очевидно, на данный момент не имеет, сохраняя при этом охраняемый законом интерес [4, с. 72].

Следуя распространенному мнению и идее о том, что это два разных понятия, становится важным найти ответ на вопрос, как они соотносятся между собой, и если они пересекаются,то в какой части.

В предусмотренном законом порядке осуществляется защита охраняемых законом интересов и субъективных гражданских прав, т. е. посредством применения соответствующей формы, средств и способов защиты. Прежде всего, защита гражданских прав связана с правонарушением, защитой, она также определяется как превентивный характер граней, использовавшихся до факта нарушения права.

многие авторы считают, что обратиться за защитой своих прав можно не только в связи с нарушением или оспариванием прав. К таким выводам можно прийти, по их мнению, при изучении способа защиты гражданских прав, как признание права (Статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации). Понятие форм защиты гражданских прав законом не учитывается.

Выбор методов и форм защиты нарушенных гражданских прав принадлежит лицу, права которого нарушены. Правовая доктрина содержит много мнений об определении и квалификации форм и методов защиты гражданских прав, а также охраняемых законом интересов. К сожалению, в Российской Федерации в Гражданском кодексе не закреплено ни понятие защиты, ни понятие защиты гражданских прав.

Неизбежное условие существования субъективного права является возможность защиты нарушенного или оспариваемого права через государственный суд, а также административные органы (ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации). Только закон, позволяет заинтересованным лицам выбирать форму защиты. Такая форма защиты может быть традиционной — юрисдикционной.

В рамках формы защиты — юрисдикционной, последовательно различают общие и специальные процедуры защиты прав. [1]

Защита охраняемых законом интересов и гражданских прав, в соответствии с общим правилом, осуществляется в судебном порядке. Нормы процессуального права применяются если они не противоречат правилам, установленным сторонами.

На основании статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации специальная система защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов должна принять административный порядок их защиты. Другой формой защиты может быть неюридическая.

В гражданском законодательстве вышеуказанные действия объединены в представление самообороны гражданских прав и приведены в соответствие с одним из способов защиты гражданских прав (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Самозащита гражданских прав с позиций теории-есть такая форма защиты допускаемая в случаях, когда потерпевший имеет возможность легально влиять на нарушителя, не прибегая к помощи судебных органов, а также других правоохранительных органов. Проанализировав законодательство Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что в настоящее время созданы все условия для выбора гражданами и организациями неюридического способа защиты своих прав в первую очередь.

Согласно формулировке части 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, «гражданские права могут быть ограничены… в той мере, в какой это необходимо для защиты…

прав и законных интересов других лиц», а также ряду других положений, например, статьи 13, которая, в случае нарушения охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица и гражданских прав, закрепляет возможность признания акта органа местного самоуправления или государственного органа недействительным [4], можно прийти к выводу о соотношении субъективного гражданского права и законных (охраняемых законом) интересов в том смысле, что оба они являются объектами гражданской обороны. Б. А. Кучинский прав, отмечая, что «законные интересы охраняются наряду с правообладателями, поэтому юридическая наука рассматривает их в сравнении» [7, с. 86].

По мнению А. О. Иншаковой «интерес является элементом субъективного права, составляет его существо» [5, с. 50].

Однако в данном случае наряду с понятием «закон» понятие «законный интерес использовать в Гражданском кодексе РФ» не логично: исходя из данной логики, использование второго является чрезмерным, так как будучи шире, первое понятие уже включает его. Автор И. Б. Михайловский И. В. понимал субъективные права как интерес, охраняемый законом.

У И. В. Михайловского, который утверждал, что интерес и право во многих случаях не являются одними и теми же понятиями эта концепция вызвала возражение: значит, можно иметь огромный интерес к чему-то, не имея права, или наоборот, иметь право, которое нарушает интересы или остается к ним равнодушным.

Так как И. В. Михайловский не предлагал ставить знак равенства между интересом и субъективным правом, такая критика представляется необоснованной, речь шла об охраняемом законом интересе. [11, с. 63]

Следовательно, из вышесказанного ясно, что в категорию субъективных прав переходит не какой-либо интерес, а только тот, который предусматривает защиту и защиту закона.

Исходя из этого можно сделать вывод, что за любым субъективным правом стоит интерес, но не весь интерес трансформировался в субъективное право.

Сознанием воспринимается благо, которое человек желает получить, это приводит к некоторой корректировке его чувств и желаний, позволяя его личному разумному интересу интегрироваться в систему интересов других субъектов.

Можно сделать вывод, на основе этого утверждения, что, являясь результатом согласования интересов личности и общества в целом, субъективное гражданское право, является мерой поведения, которая возможна для каждого индивида с учетом интересов и прав других лиц.

поскольку невозможно описать все выгоды, достижение которых в конечном счете определяется субъективными правами, в нормативных текстах с учетом их большого разнообразия используется конструкция охраняемого законом или законного интереса.

Так как в тексте Гражданского кодекса законодатель счел важным упомянуть категорию «интерес», то это не какая-то спекулятивная абстракция, а имеющий прямое значение для права важный объект гражданской защиты.

Обратимся к формулировке статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что «свои гражданские права, граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют своей волей и в своем интересе». Это четкое выражение принципа опциональности, определяющего гражданское право.

Осуществление «по своей воле» субъективных гражданских прав означает способность субъекта гражданского права сознательно управлять своими действиями и эмоциями (для юридических лиц, это делается косвенно, через конкретных людей, которые его представляют).

«В своих интересах» подразумевает ориентацию субъективного гражданского права на достижение конкретного результата, обладание определенным материальным или духовным благом.

Анализ положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод о наличии сдерживающего фактора в отстаивании собственных интересов, осуществлении права, а именно, недопустимости действий во вред другим лицам. В данном случае налицо проявление общественной стороны интереса, необходимости его согласования с интересами других. [2, с. 168].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что законные (охраняемые законом интересы) и субъективные гражданские права — две категории одного ряда, которые являются объектами гражданской защиты. При этом интересы являются не до конца оформленными субъективными правами, которые со временем в них трансформируются.

Субъективное гражданское право является более высоким шагом на пути правовой медиации интересов. Это своеобразная технико — правовая оболочка, форма, средство юридического обслуживания для достижения цели — реализации интереса.

Следует сделать вывод, что категория правового интереса представляет собой своеобразную эластичную, «резиновую» правовую структуру, которая позволяет охватить возникающие в результате постоянного динамичного изменения общественных отношений различные потребности, и обеспечить эффективность права в современном мире. [10, с. 58]

Таким образом, по данной теме можно заключить, что все многообразие культурной, экономической, общественной жизни иногда не может найти четкое закрепление в виде конкретных полномочий, которые составляют субъективное гражданское право.

Здесь на помощь может прийти законный интерес, который является не менее важным объектом гражданской защиты, но менее определенным, позволяющим включить в сферу гражданского регулирования большое количество отношений, требующих правовой медиации.

Пробелом в гражданском законодательстве является отсутствие нормативных определений субъективного гражданского права и правового (охраняемого законом) интереса, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации создает трудности в попытках их разграничения.

Данный вопрос требует дальнейшего более углубленного изучения и понимания.

Необходимо разработать четкие и в то же время чрезвычайно содержательные определения, которые могли бы закрыть вопрос терминологических разногласий и дискуссий о взаимосвязи субъективного гражданского права и интересов, а также найти отражение в нормативных правовых актах.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/248/57048/

Субъективные права и законнные интересы. формы и способы их защиты,

Субъективные права и законные интересы

«Субъективное право — это законная свобода человека что-либо делать или требовать…»

Борис Николаевич Чичерин

Выделяется объективное и субъективное право.

Структура субъективного права: 1.

Потребность, интерес. 2.

Правопритязание, правомочие. 3.

Корреспондирующая обязанность остальных. 4.

Удовлетворение потребности.

Юридическое образование в России, 1755 год – императорский указ об издании устава университета: Московский университет, Петербургский университет, Казанский университет.

В них было богословско-нравственное отделение – учили правильному поведению, которое отличало бы целям правосознания.

Преподавалось также естественное право, право знатнейших и нынешних народов, незначительный объем уделялся изучению истории развития права России.

Квалификационные требования к выпускникам: знание особенностей представителей различных сословий, их права, умение найти подход к представителю каждого сословия, умение проявлять толерантность к различным сословиям. Изучение собственно действующего законодательства (Соборное уложение) не требовалось в форме заучивания. Обучение было направлено лишь на приобретение навыков правильного толкования закона.

Концепция юридического образования меняется в 1835 году: ушел курс естественного права, психологии. Это привело к тому, что выпускники выходили из университетов неготовыми к государственной службе. Это отмечалось в докладах императору, выпускников отличала заносчивость, зазубривание действующего законодательства.

1863 год – новые указы императора, уклон в сторону фундаментальной подготовки студентов.

1833 год – новая редакция устава университета.

1906 год – выступления студентов. Преподавателей. Перепуганная царская канцелярия принимает временные акты, университеты подчиняются министерству образования во всех вопросах управления. Изменились правила приема.

1955 год – юридическое образование в основном стало заочным (МГУ, Свердловск, Ленинград, Иркутск). Действовал ВЮЗИ с его отделениями (Урал, Куйбышев).

В 90-е годы начинается массовое открытие юридических факультетов (Томск, Тюмень, Саратов).

Сегодня образовательный стандарт предусматривает, что преподаватель должен пройти школу управления в юридическом учреждении, совмещать практику с преподавательской деятельностью.

Субъективное право – гарантированный в нормах права вид дозволенного поведения, свобода. Проявление личности необходимо для того. Чтобы реализовать свободу. Без волевого фактора свобода не реализуется. Если субъективное право можно реализовать по доверенности, то свободу нельзя.

Законный интерес – это понятие и категория появились как предмет науки в отечественной доктрине на рубеже 80 – 90х гг. Это связано с процессом динамичного появления новых сфер отношений, когда правотворчество не успевало закрепить права и обязанности участников отношений.

Законный интерес – гарантированное в нормах право общее дозволение удовлетворение и защиты субъективных интересов лица, признаваемых в обществе общественной моралью и нравственностью.

Законный интерес – получить работу – реализовать право на труд. Сегодня регулирование в сфере труда такого, что за одну и ту же работу можно получать зарплату больше или меньше, например, юрист в страховой компании, помощник адвоката и юрист, работающий в нефтяной сфере.

Структура законного интереса включает в себя обеспеченность и гарантированность со стороны государства, ему гарантируются обязанности других лиц. Законный интерес в отличие от прописанного права подлежит изменению.

Термин «законный интерес» упоминается Суворовым, который, не будучи принятым в военную академию, подал прошение, в котором указал, что его законный интерес нарушен.

Формы защиты законных интересов: 1.

Неюрисдикционные •

Организационные •

Информационные 2.

Юрисдикционные – обращение в органы власти

Существуют охраняемые законом интересы и просто законные интересы. К охраняемым законам относятся те интересы, за нарушение которых предусмотрены меры ответственности, это сфера охраны жизни и здоровья.

Примеров нарушения законных интересов в судебной практике очень много. Самый распространенный пример нарушения законных интересов неопределенного круга лиц – принятие НПА, связанных с отменой каких-либо субъективных прав и заменой их другими субъективными правами.

Способы защиты законных интересов и законных прав пересилены в ГК. Это самозащита, устранение препятствий к использованию объекта собственности.

Злоупотребление правом иногда образует состав правонарушения. Это использование своих прав и свобод во вред другим лицам, с нарушением прав других лиц.

Произвол в праве – наиболее опасная сфера нарушения законных интересов и прав. Облеченные в правовую форму деяния (оформленные протоколом), а по сути нарушающие права и свободы определенного или неопределенного круга лиц. Произвол в праве опаснее злоупотребления.

Злоупотребления и произвол снижают легитимность власти, способствуют распространению правового нигилизма.

Право, по Борису Николаевичу Чичерину, составляет неотъемлемую принадлежность всех обществ. Субъективное право — это законная свобода человека что-либо делать или требовать; объективное право — закон (совокупность норм), определяющий свободу и устанавливающий права

и обязанности участников правоотношений. Оба эти значения, писал Чичерин, неразрывно связаны, поскольку свобода выражена в форме закона, закон же имеет целью признание и определение свободы — «источник права не в законе, а в свободе».

Описывая право в предельно широком культурологическом контексте, Иммануил Кант подготовил условия для возникновения философии права в виде самостоятельной дисциплины.

Для специальных юридических исследований важное значение имела содержащаяся в его трудах характеристика правовых отношений как взаимосвязанных субъективных прав и обязанностей.

В догосударственном состоянии человек приобретает субъективные естественные права, в том числе право собственности, но они ничем не обеспечены, кроме физической силы индивида, и являются предварительными.

Совокупность таких субъективных полномочий Кант вразрез с господствующей традицией назвал частным правом. Подлинно юридический и гарантированный характер частное право, по его мнению, приобретает только в государстве, с утверждением публичных законов.

Понятие права, утверждал Габриэль Феликсович Шершеневич, включает в себя только положительное, действующее право. Объективное право — совокупность правовых норм, субъективное право — «возможность осуществления своих интересов субъектом права».

Шершеневич доказывал, что объективное и субъективное право — это не две стороны одного понятия, как утверждали Иеринг и другие представители социологической юриспруденции, а самостоятельные и совершенно различные понятия.

Если субъективному праву всегда соответствует объективное право, то последнее может вполне существовать без субъективного права. Объективное право, по Шершеневичу, — основное понятие права, субъективное право — производное.

Источник: https://lib.sale/uchebnik-teoriya-istoriya-gosudarstva/subektivnyie-prava-zakonnnyie-interesyi-formyi.html

60. Субъективные права и юридические обязанности: понятие и структура

Субъективные права и законные интересы
В правовом отношении выделяют материальное и юридическое содержание. Материальное содержание — это фактическое поведение, в котором осуществляются права и обязанности.

Юридическое содержание образуют субъективные юридические права и обязанности субъектов правоотношения, которые находятся в тесной взаимозависимости и взаимосвязи между собой и выражают сущность правоотношения.

Под субъективным правом понимается признанная или предоставленная законом мера возможного (дозволенного, уп- равомоченного) поведения.

Это возможность субъекта действовать определенным образом в соответствии с нормами права и удовлетворять свои законные интересы. Носитель возможности называется управомоченным. Он может совершать известные действия.

Субъективное право обладает определенными признаками: 1)

субъективное право — это возможное поведение, допускающее как активные действия субъекта, так и отказ от предоставленного ему права совершать известные действия, 2)

субъективное право ограничено рамками правовой нормы; 3)

субъективное право осуществляется в интересах управо- моченного; 4)

субъективное право возможно при наличии определенных обязанностей другой стороны.

Субъективное право имеет сложное строение, которое зависит от характера регулируемых отношений, а также действий управомоченного лица. Структурными элементами субъективного права являются следующие четыре правомочия: 1)

право на собственные действия, т. е. возможность положительного поведения самого управомоченного, свобода осуществлять свое право; 2)

право требования, т. е. возможность управомоченного требовать от правообязанной стороны совершения тех или иныхдействий с целью удовлетворения собственных

интересов (например, поставка продукции, уплатаденег, участие в воспитании детей и пр.); 3)

право притязания, т. е. возможность обратиться за зашитой своего нарушенного права в суд или другой государственный орган; 4)

право пользования, т. е, возможность пользоваться на основе данного права определенным социальным благом (например, в праве собственности субъект имеет правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом).

Следует отметить, что в различных правах правомочий может бьпь меньше или больше четырех. Однако общая структура субъективного права остается четырехчленной.

Субъективному праву соответствует юридическая обязанность. Юридическая обязанность представляет собой обеспеченную законом меру должного (необходимого) поведения субъекта правоотношения (правообязанного).

Носитель обязанности должен действовать в соответствии с требованиями норм права в целях удовлетворения признаваемых правом интересов управомоченного.

От исполнения юридической обязанности отказаться нельзя, поэтому она выступает гарантией осуществления субъективного права.

Юридическая обязанность характеризуется, во-первых, необходимым должным поведением, которое сообразовывается с предписаниями норм права. Во-вторых, обязанному лицу предписывается мера должного поведения, которое осуществляется винтересахуправомоченноголица. И наконец, исполнение этой меры обеспечивается в необходимых случаях государственным принуждением.

Структура юридической обязанности включает четыре элемента (долженствования): 1)

необходимость для правообязанного лица совершать определенные действия или воздержаться от них; 2)

необходимость отреагировать на предъявляемые к обязанному лицу законные требования управомоченного;

МММШёЯ&ОЮШЙПЮ 9ЙВЖШІ 3)

необходимость обязанного лица нести ответственность в случае неисполнения (либо ненадлежащего исполнения) этих требований;

4) необходимость не препятствовать управомоченному пользоваться тем благом, на которое тот имеет право.

Юридические обязанности могут быть активными и пассивными. Если в юридической обязанности закрепляется необходимость совершать определенные положительные действия в интересахуправомоченного лица, то это — активные обязанности. Если же юридическая обязанность выражается в необходимости воздержания от определенных действий в отношении котрагента, то это — пассивные юридические обязанности.

Между субъективным правом и юридической обязанностью имеются различия, которые проявляются ВТОМ, что, во-первых, субъективное право призвано удовлетворять собственные интересы управомоченного лица, а юридическая обязанность — «чужие», т. е. интересы контрагента.

Во-вторых, субъективное право — мера возможного, мера внешней свободы одного субъекта по отношению кдругому субъекту, а юридическая обязанность — мера должного, необходимого поведения, от реализации которой нельзя отказаться.

Из этого следует, что юридические права и обязанности в правоотношении — это не сами реальные действия субъектов, а предоставление возможности или необходимости определенного действия, предусмотренного законом. 61. Объекты правоотношений: понятие и виды

Субъект правоотношений через предоставление ему субъективных прав и обязанностей стремится удовлетворить свои разнообразные интересы и потребности, достичь поставленных целей. Удовлетворению личных и общественных интересов и потребностей служат различные материальные, духовные и иные социальные блага, которые выступают объектом правового отношения.

Как видим, объектом правоотношения является то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности субъектов.

Такой подход в теории права довольно широко трактует понятие объекта правоотношения, что позволяет в качестве объектов рассматривать самые разнообразные материальные, организационные, культурные и другие средства удовлетворения потребностей личности и общества. Данный подход называется плюралистическим и он преобладает в правоведении.

Объектами правоотношений могут быть: 1)

материальные блага (здания, сооружения, деньги, иму- — щество, ценности, результаты действий); 2)

нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство, честь, свобода, безопасность и т. д.); 3)

продукты духовного творчества (произведения литературы, науки, живописи, телевидения, кинематографии, научные открытия, политические, идеологические ценности и т. д.); 4)

действия участников правоотношений, услуги и их реальные результаты в различных сферах жизни общества.

Конечный результат услуг может выражаться либо в создании нового материального или духовного блага (строительстве дома, создании художественного произведения), либо в изменении определенных качеств существующих благ; 5)

ценные бумаги и документы (акции, облигации, векселя, дипломы и т. д.).

Необходимо иметь в виду, что не все блага являются объектом правоотношения, а лишь те, которые могут регулироваться исходя из возможностей права. Например, с помощью права нельзя урегулировать любовь, дружбу и т. п.

В юридической литературе предпринята попытка рассмотреть в качестве объекта правоотношения поведение, поступки человека, так как они подвергаются правовому регулированию. Отсюда у всех правоотношений имеется единый, общий объект.

О действиях как объекте речь идет тогда, когда правоотношение направлено непосредственно на них.

Так, управомоченноелицо заинтересовано в определенных действиях со стороны обязанного лица и заключает с ним соглашение об их выполнении (например, в договоре перевозки или подряда объектом прав заказчика выступает выполнение работы перевозчиком или подрядчиком).

Объект правоотношений влияет на содержание конкретного субъективного права и юридических обязанностей.

Источник: https://uchebnikfree.com/gosudarstva-prava-teoriya/subyektivnyie-prava-yuridicheskie-obyazannosti-16725.html

Адвокат Аванесов
Добавить комментарий